27 июля 2009, 16:45
Инвестиции. Нынешний сезон для производителей молока выдался непростым: когда, казалось бы, пришло время подкопить жирок перед летним спадом цен, фермеры работали в ноль, а то и с убытками.

Молочное животноводство инвесторы и до кризиса не жаловали. «Это бизнес для любителей длинных ди­стан­ций, – поясняет президент группы компаний «Русские фермы» Андрей Даниленко. – Сроки окупаемости проектов два года назад в среднем составляли семь-восемь лет. Сейчас и в десять лет можно не вписаться». Чтобы поддержать желающих заняться мясным или молочным животноводством, в правительстве пошли на особые условия. В рамках госпрограммы по поддержке АПК животноводам компенсируют 100% ставки рефинансирования Банка России. Тогда как представителям других подотраслей сельского хозяйства – 80%. Для завершения начатых в прошлом году животноводческих проектов из бюджета планировалось выделить не менее 72 млрд рублей. Помощь пообещали и новым комплексам.

Старания даром не пропали. В конце прошлого года, когда игроки отраслей-локомотивов спешно «резали» программы по развитию, животноводы объявляли о расширении бизнеса. Некоторые и вовсе отважились на строительство новых ферм. Аналитики заговорили про «остров стабильности», который даже в кризис устойчивее других отраслей. «Отчасти это так, но мы пришли к худшей точке развития бизнеса за всю его историю», – парирует Андрей Даниленко.

Неуправляемые цены. В ноябре прошлого года хозяйства ждали от переработчиков выгодных предложений: из-за сезонного снижения объемов производства осенью сырое молоко всегда дорожало. Однако заработать не получилось – закупочные цены поползли вниз. Согласно данным Российского союза предприятий молочной отрасли уже в мае они упали ниже уровня в 11 рублей и до конца года колебались в диапазоне 10–11 рублей за килограмм. Традиционного осеннего оживления так и не произошло из-за проблем в экономике.

Фермеры рассчитывали, что доступность сырья оживит продажи. «Но переработчики предпочитают дешевому молоку растительные жиры, которые обходятся в два-три раза дешевле», – рассказывает исполнительный директор Молочного союза России Владимир Лабинов. По предварительным данным Росстата, в прошлом году было произведено 32,4 млн тонн молока – на 1,1% больше, чем в 2007‑м. При этом производство цельномолочной продукции снизилось на 4,5%.

Весной 2009-го начался очередной виток снижения цен. Больше всего пострадали личные подсобные хозяйства. В Воронежской области за литр молока закупщики готовы платить 5,9 рубля, в Липецкой – 5,2 рубля, в Курской – 4,7 рубля. Крупные фермы, производящие качественное молоко, традиционно находятся в более выгодных условиях. Для них средние цены значительно выше – 8,5–9 руб­ля. «Но это если повезет. Некоторые партии приходится по шесть рублей продавать», – сожалеет Владимир Кошенков, гендиректор комплекса «Рассвет» (входит в группу «Молочный продукт» совладельца «Вимм-Билль-Данна» Сергея Пластинина).

Первым делом хозяйства бросились переходить на более дешевые корма – в себестоимости молока они занимают 50%. «Годится лишь как временная мера, – убежден гендиректор «Молочного холдинга» (ранее «Бабаевское молоко») Андрей Чолокян. – Убрать из рациона высокопроизводительного скота премиксы, жмыхи – все равно что заправлять дорогую иномарку дешевым бензином». Иных возможностей для сокращения издержек молочники не видят. Чтобы поддержать производителей, некоторые регионы ввели субсидии. Например, в Тюменской области за каждый проданный литр молока фермеру доплачивают из местного бюджета три рубля.

Смотреть дальше. В начале июня о сокращении инвестиций в животноводческий проект заявили в группе компаний «Продимекс», специализирующейся на растениеводстве и сахарном производстве. Изначально программа была рассчитана до 2014 года. С 2009-го по 2011 год планировалось ежегодно запускать по две фермы на 1,2 тыс. голов каждая, затем – по одной в год. Теперь группа решила ограничиться реконструкцией коровников в четырех районах Воронежской области. «При цене в шесть рублей окупаемости нет вообще», – поясняет решение совладелец «Продимекса» Игорь Худокормов.

Пять молочных ферм общей стоимостью $80–100 млн в прошлом году обещала построить «Агро-инвест», управляющаяся шведским фондом Black Earth Farming. Но тоже раздумала. В компании причин не скрывают: большого интереса к отрасли не испытывали, обязательства навязали чиновники из администрации Воронежской области. «Из бизнеса уходят те, кто пришел в него под давлением властей или не готов бороться за несколько процентов чистой прибыли, – считает ведущий эксперт ИКАР Татьяна Рыбалова. – Кто осознанно инвестировал, никуда не денется».
Агрофирме «Сургутская» деваться действительно некуда. В 2008 году она вложила в строительство фермы в Тюменской области более 100 млн рублей. «Заморозить проект – значит потерять все», – говорит гендиректор «Сургутской» Владимир Новолоков. По мнению Андрея Даниленко, компании, которым нужно как-то вытаскивать вложенное, – самая многочисленная группа инвесторов.

Но помимо тех, кому приходится доводить до ума начатое дело, есть компании, берущиеся за проекты с нуля. В конце прошлого года принадлежащий совладельцу группы «Черкизово» Игорю Бабаеву и членам его семьи «Молочный холдинг» заявил о строительстве семейных мини-ферм на 150 коров каждая, мини-завода по переработке 20–25 т молока и домов для фермеров. Для начала собирается вложить $70 млн. Помимо собственных средств ($15 млн) будут привлекаться десятилетние кредиты Сбербанка. Строительство первых ферм начато в Тамбовской и Липецкой области.

За возведение новых объектов взялась Русская молочная компания Наума Бабаева (двоюродный брат Игоря Бабаева), объединяющая 10 хозяйств в Пензенской области. Весной компания запустила первую очередь нового комплекса на 1,2 тыс. голов, закупив для него 600 высокопродуктивных коров (до 9 тыс. литров в год от каждой). Выход на полную мощность в 10 тыс. тонн молока в год намечен на начало 2010 года. Параллельно ведется строительство еще двух комплексов: каждый на 3,6 тыс. коров, запланированный объем производства – по 29 тыс. тонн молока в год. Суммарные инвестиции составят 3,2 млрд рублей. Неблагоприятная конъюнктура Наума Бабаева не пугает. «В полную силу проекты заработают через год-полтора. Строить расчеты исходя из нынешней ситуации неверно, – объясняет он. – Если стратегически бизнес интересен, то надо идти и делать». Главное, что повлияло на решение – поддержка руководства Пензенской области, с которым у Наума Бабаева сложились давние хорошие отношение. Несмотря на кризис, новичку есть в чем позавидовать: молоко с первого нового комплекса «Русской молочной компании» идет по 12 рублей. Хотя круг покупателей невелик: покупать высшие сорта с надбавкой 40% готовы лишь «Юнимилк», «Данон» и «Эрманн».

Компании, взявшиеся за строительство после кризиса, могут изрядно сэкономить. Стройматериалы, в частности, цемент или металлопрокат подешевели на 25–40%. Сговорчивее стали и поставщики оборудования: далеко не все переписали рублевые прайс-листы после девальвации. «Вот только денег нет у нас, чтобы воспользоваться преимуществами», – сокрушается Владимир Новолоков.

До лучших времен. Защитить в банке бизнес-план нового проекта почти нереально. Русской молочной компании повезло: под строительство двух новых комплексов Россельхозбанк кредиты выдал. А вот с третьим возникли вопросы. «Пишем письма, представляем расчеты, но в банке в окупаемость не верят», – говорит Наум Бабаев. Даже если заявка одобрена, то кредит обойдется заметно дороже, чем до кризиса. «Линию нам открыли в мае», – рассказывает Андрей Чолокян. Первый транш выдан под 18% годовых. И это не худший вариант. Россельхозбанк кредитует новые проекты минимум под 19% годовых. Изменения коснулись и ранее выданных кредитов.
По словам игроков, за последние месяцы процентные ставки в одностороннем порядке были подняты на 3-6%. Так, «Русским фермам» заемные средства в Сбербанке стоили раньше 12%, сейчас – 15%. «Принципиально изменились условия работы с залогом, – сетует Андрей Даниленко. – По новым правилам банк хочет получить доступ к заложенному имуществу без судебного решения». В Русской молочной компании отмечают слишком пессимистичный подход, которого стали придерживаться банки при оценке активов. «Только за последние полгода недвижимость и земли уценили почти в три раза, – говорит Наум Бабаев. – Условия невыносимые».

Игроки рынка надеются, что со временем условия станут либеральнее. «Если проблема заемщика не в плохом менеджменте, а неблагоприятной рыночной ситуации, банкиры будут ворчать, но кредитные линии не закроют», – убежден Андрей Даниленко. Но наступление лучших времен молочники связывают исключительно с ростом цен на сырое молоко. За первые пять месяцев 2009 года было произведено 12,5 млн тонн молока. Достижения по сравнению с прошлогодними скромнее (см. график). Сокращение объемов производства должно подтолкнуть закупочные цены осенью на 10–15% вверх, предполагает Андрей Чолокян. При этом дальнейшее сокращение объемов производства молочной продукции он считает маловероятным: пускай для большей части населения России молоко с клубникой стало дороговато, но от обычного мало кто откажется.

В ИКАР прогнозируют, что на руку фермерам сыграет введение нового техрегламента. «Если потребители будут четко понимать, что они покупают – молоко или молочный напиток, дефицит сырого молока не заставит себя ждать», – соглашается Николай Тимошенко, гендиректор крупного производителя оборудования для ферм DeLaval. По данным департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и качества продукции Минсельхоза, уже в июне 98% всей молочной продукции производители должны были выпускать в новой упаковке. «Но за соответствием написанного пока никто не следит, – напоминает Татьяна Рыбалова. – Если будет наведен порядок хотя бы в категории питьевого молока, занимающего 25% рынка, лишнего сырья не будет еще долго».

Чтобы пережить трудные времена, производителям и фермерам придется заключать альянсы, предполагает Андрей Чолокян. Хотя банкротства тоже не исключены, причем необязательно только среди небольших хозяйств, которые принято считать наиболее уязвимыми. «За последние месяцы нам не один раз предлагали взять в управление крупные объекты, менеджменту которых не хватило сил и знаний удержать их на плаву, – признает Андрей Даниленко. – Некоторые не дотянут, но большинство до осени доживут». Главное, чтобы она не принесла очередной неприятный сюрприз.
Источник: Финанс

Также в разделе:

Владимирская область: Редкий тип: обнаруженный вирус ящура не характерен для центральной России...

Минсельхоз не ограничит молочные поставки из Владимирской области из-за ящура...

Во Владимирской области из-за вспышки ящура запрещена продажа разливного молока...

Экс-глава Суздаля хочет заняться производством сыра с плесенью...

Производство мяса во Владимирской области выросло на 9%, яиц и молока - на 4%...

Владимирская область в I квартале увеличила производство мяса на 9,6%, молока - на 3,8%...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Российским фермерам эмбарго не повредило и не помогло
25 декабря 2015, 08:27
Те, кто решился на инвестиции, сделали это в основном по иным мотивам Часть российских производителей инвестируют в новые технологии производства, но далеко не всегда это результат эмбарго Эмбарго, закрывшее российский рынок для овощей, мяса, молочной и рыбной продукции из Евросоюза,...
Вьетнамцы хотят инвестировать 1 млрд долларов в АПК Московской области
22 января 2015, 10:33
Вьетнамская компания по производству молочной продукции TH true Milk намерена инвестировать около $1 млрд в молочное животноводство и другие направления сельского хозяйства Московской области. Об этом сообщил журналистам посол Вьетнама в России Нгуен Тхань Шон.  Компания TH true Milk,...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

 

Недавние ответы:
Горячее предложение